?

Log in

No account? Create an account

Первый русский трип-репорт
vyatchanin
Протопоп Аввакум царю Алексею Михайловичу (похоже на ЛСД, сиречь эрготизм):

И лежащу ми на одрѣ моем и зазирающу себѣ, яко в таковыя великія дни правила не имѣю, но токмо по чоткам молитвы считаю, и Божіим благоволеніем в нощи вторыя недѣли [первой седмицы Великого поста], против пятка, разпространился язык мой и бысть велик зѣло, потом и зубы быша велики, а се и руки быша и ноги велики, потом и весь широк и пространен, под небесем по всей земли разпространился, а потом Бог вмѣстил в меня небо и землю, и всю тварь. (с)

Альтернативы не существует
vyatchanin
Общественное богатство сорок лет перераспределялось в пользу небольшой верхушки общества, вернув ей власть и влияние, невиданные с «прекрасной эпохи», предшествовавшей Первой мировой войне. И именно от имени этой небольшой привилегированной элиты правые политики произносили свой пароль: «Альтернативы не существует».

Это заклинание следует правильно понимать. Не существует альтернативы неолиберальной политике демонтажа социального государства именно с точки зрения интересов властвующего меньшинства. Во всех остальных смыслах альтернатив много. (c)

«День народного единства» как Самайн
vyatchanin
Special for Двовѣрьє
Анонимные Телеграм-каналы, соревнующиеся в инсайдерских сливах, накануне праздника подняли тему зарождения «Дна Дня народного единства». Было высказано сразу несколько взаимоисключающих этиологических легенд, связывающих этот праздник с попытками вытеснения то левых, то ультраправых из публичного пространства. Однако все версии сходятся в том, что этот странный праздник — это заполнение архетипического зияния на месте 7 ноября, и что ключевую роль в его учреждении сыграл культурный герой Сурков, бывший в те тучные годы кукловодом почти всех партийно-идеологических процессов страны. Внезапно, на волне критики последних некомпетентных проектов Суркова и Ко, просравшего все полимеры в Новороссии, канал Незыгарь заявил, что 4 ноября вскоре свернут:

Концептуально задумались об отмене Дня народного единства. Сурковское наследство генерит больше проблем, чем смыслов. Продолжать эту Игру уже нет желания.

Другой канал ему возразил, совершенно неожиданно сославшись на прямо-таки марксистский базис — хозяйственные интересы крестьянства, практически в стиле Проппа:

Незыгарь говорит о ходульности 4 ноября и изобличает себя, как горожанина. А в начале ноября — конце октября селянам обязательно нужен праздник для забоя не зимующего скота. Часть скота зимует, а часть скота забивают, делают колбасы и проводят что-то вроде карнавала с поеданием мяса. 4 ноя — нелепо. Да. А тогда что? Вернуть 7? Когда вы скот забиваете, Незыгарь?))
Праздник в начале ноября нужен просто потому, что он прагматичен и выполняет совершенно конкретную хозяйственную функцию, независимо от идеологического наполнения. Описание Доренко анонимного простого российского крестьянина до деталей совпадает с тем, что мы знаем о реальной основе кельтского языческого Самайна:

Самайн, подобно Белтане, был поворотным моментом скорее скотоводческого, чем земледельческого цикла. Самайн соответствовал завершению летнего пастбищного сезона. Овец и крупный рогатый скот пригоняли с холмов, собирали в стадо и вели на убой, щадили лишь часть животных — на размножение. Таким образом, устроить обильный пир для короля пятины не составляло особого труда.
На самом деле аграрный праздничный цикл чрезвычайно прагматичен, лишен морализаторского идеализма и базируется действительно на интересах крестьянина — хозяйственно-технологических или социально-матримониальных. Другой такой «карнавал с поеданием мяса» у европейских земледельцев лесной зоны проходил перед сенокосом, чтобы набраться сил (у православных обычно в Петров день, которым заканчивался пост):

поедание ритуальной, прежде всего мясной пищи, а также масла, давало общиннику, особенно бедняку, возможность ввести в организм столь необходимые именно в нужный момент протеины и жиры, получение которых иным путём было бы для него в это время затруднительно или невозможно. «Пиршество перед сенокосом продолжалось 2-3 дня». За этим праздником в жизни селянина следовал период напряжённейшего, почти круглосуточного труда. Буквально за несколько дней с середины июля до начала августа ему надо было управиться и с сенокосом, и с уборочной и с посевом озимых. Промедление с любой из этих технологических операций оборачивалось недобором урожая и грядущей голодовкой. Поэтому на страду выходили все трудоспособные, и работали до упаду. Это было для них то, что обозначается термином «битва за урожай».

Чем не смерть Бога
vyatchanin
«Радикально светский способ думать» Хармана подозрительно похож на теологию смерти Бога Альтицера. Кажется, под теологией Харман вообще понимает какое-то картезианство. Если так, то действительно весьма «светский». Вообще, объектно-ориентированная онтология в наше сетевое постсекулярное время стала крайне модной и массовой, и выливается из элитарных научных статей в идеологию хипстоты, психонавтов, виккан и т.д.

«Закрытие доступа к трансцендентности» возможно только при устранении таксономии — «третьего элемента», классифицирующего вещь и относящего её к тому или иному уровню, вертикально соподчинённому другим уровням.

«Парламент вещей» предполагает своего рода прямую, абсолютно горизонтальную демократию, в которой каждая сущность «голосует» непосредственно, минуя представителя. В классическом (читай: теологическом) мышлении голос диктора, читающего роман Мьевиля, звучащий в портативной колонке, подсоединённой к моему персональному компьютеру, и орхидея на окне никак не взаимодействуют. Им нужен наблюдающий их я — так называемый антропный фактор, — чтобы связаться. И то — в классической ситуации они не будут связаны и для меня, так как таксономически будут разным. Разрушение же иерархий «внутреннее — внешнее», «сущность — свойства», «первичное — вторичное» отменяет классификацию и позволяет голосу и орхидее вступить в прямой контакт, не заботясь о том, понимаю я, как они это делают или нет. Такой подход обладает радикально эмансипирующим эффектом не только в смысле вещей, но и в смысле нас, людей, потому что разъединяет счастье и необходимость «оставления следа в истории».

Как я теряю власть над отношениями голоса диктора и орхидеи, так и Большой Брат лишается права наделять смыслом моё существование. В классической ситуации бессмысленность совпадает с безвестностью: «Моя жизнь не имеет никакого смысла, — говорит человек, — я ничего не значу, никто ничего обо мне не знает, я животное». Но что тут значит «я ничего не значу»? То, что моё место в большой истории остаётся неясным, что государство/человечество/тотальность/прозрачность не может меня расшифровать. Но «История, — говорит Левинас, — это история историографов, то есть выживших». Поэтому не лучше ли «исторического» мышления «эсхатологическое», ставящее историю под вопрос, способное её судить и исходить не из «чужих бухгалтерских книг», а из себя самого? Смыслу как прозрачности и связанности с более общей структурой (государство/история/эволюция) он противопоставил смысл, рождающийся в разрыве и отделении, анархичное наслаждение в качестве элементарного элемента свободы, не заботящееся ни о чём, кроме себя, ни перед кем не отчитывающееся и абсолютно бесполезное. Харман наследует эту традицию, позволяющую сущностям взаимодействовать на низовом (кроме которого, однако, нет никакого другого) уровне, не заимствуя смысл у наблюдателя, а людям — говорить «нет» «компетентным органам» и не стыдиться непрозрачности и глубины направленной не вне, а внутрь радости, не нуждающейся, чтобы существовать, ни в чьих санкциях и не становящейся более реальной после регистрации. (с)

Vox populi
vyatchanin
В этом году (в отличие от прошлого) крестный ход по Невскому я шествовал вместе с народом, о чём немного пожалел. Расталкивая всех локтями, вперёд просачивались энергичные бабульки, а на пятки мне наступили раз десять. В итоге я решил идти по тротуару, переступив через цепь низкорослых защитников правопорядка, которые загоняли народ обратно в стадо колонну. Периодически какой-то мужик истерично кричал «Сало уронили!» «Христос воскресе!», на что ему с постепенно уменьшающимся энтузиазмом отвечали женские голоса. Вопли оказались не бескорыстными — когда мужик дошёл до головы колонны, выяснилось, что он обвешан распечатками и энергично предлагает братьям и сёстрам пожертвовать на строительство какого-то отдалённого храма. Возле Лавры нас встретили до боли знакомые лица — профессиональные попрошайки, собравшиеся кажется со всего питерского метро, отчего однотипность их интонаций, формулировок и внешности становилась зашкаливающей. Пока Макаров в очередной раз рассказывал о космической миссии Святой Руси, я заскучал и решил скринить комментарии с сервиса Яндекс.Пробки. Как выяснилось, часть обозлённого офисного планктона даже в курсе, что каждый год в один и тот же день с 10 до 12 часов перекрывают Невский. Однако всё равно высказывала, в меру орфографических способностей, своё грозное фи. На первый взгляд, это звучит как манифест секуляризованных горожан, приговор присутствию религии в общественных пространствах. На второй взгляд — во время пранков митингов, выходящих из-под контроля, комментарии водителей совершенно аналогичные.


Бюргеры о крестном ходеCollapse )

Житие Элбакян, ею самою написанное
vyatchanin
Мне кинули ссылку на автобиографию без сомнения героини нашего времени Александры Элбакян, матери-основательницы сайта Sci-Hub, предоставляющего свободный доступ к платным научным статьям со всего света. На данный момент она вроде бы обитает в Петрограде на конспиративной квартире. Американский аналог нашей героини, иудейский мученик свободы Аарон Шварц, оказался менее стойким, в результате чего повесился под давлением западной копирастии. Считаю, что уже поэтому мы должны ценить нашу диссидентку и её психологическую самодостаточность.

Вообще, житие, ею самою написанное, представляет собой исповедь миллениала as (s)he is — недооцененного, болезненно воспринимающего ограничение свободы, не желающего прогибаться под дяденьку и делать работу за того парня, и в целом никому не нужного с его блестящим образованием. Выясняется, на какие сознательные мытарства Элбакян пошла ради увлечения нейронаукой, не желая быть ремесленником-айтишником в душном аквариуме с офисным планктоном. С большой смелостью и никого не стесняясь, героиня этой нейроэсхатологической повести признаёт свою гуманитарную неискушённость — простодушное доверие к астрологии и тренингам личностного роста. Между тем, мы знаем, что где просто — там ангелов со сто, и такой неискушённый взгляд рождает подчас новые направления в философии, типа коинсидентологии. Не говоря уже про чудесное остраннение, свойственное глобальному взгляду технарей на гуманитарщину. Наконец, тем более поразительно, что именно негуманитарий одним из первых смог публично разоблачить либеральный междусобойчик фонда «Династия», штамповавшего для мамкиных атеистов «просветительскую» макулатуру типа Докинза и прочих клоунов и биологизаторов.

Некоторые выдержки из жития...Collapse )

Конфессии андроидов
vyatchanin
Всем известны проблемы соцопросов на тему религии, которые обычно мало что говорят о численности конфессий, но зато очень красноречиво — о способах подсчета и режимах принадлежности. В этом отношении может быть интересна совершенно техническая (и потому неумолимая) статистика скачиваний приложений религиозного назначения на ОС Андроид с сервиса Google Play. Разумеется, выборка будет весьма специфическая, поскольку не у всех есть смартфоны и не у всех на них Андроид. Наконец, приводится число скачиваний лишь самого популярного русскоязычного приложения в категории.

Допустим, некий литургический специалист (возрастом 15-40 лет) пользуется двумя приложениями — Православным календарем с тропарями и житиями, и Богослужебными указаниями со ссылками на чтения дня для диаконов и чтецов, на изменяемые песнопения для хора, с литургическими инструкциями экстраординарных служб — для всех. И для личного пользования — молитвословом.

Read more...Collapse )

Трудовые резервы
vyatchanin
Как я писал в черновике своей магистерской, разукрупнение епархий вызвало целую мобилизацию новых кадров, в результате чего можно даже говорить о новом поколении провинциальных священнослужителей. И если юбилейно-оптимистичный 1988 год привел в Церковь в основном интеллигенцию и ИТР, то характерной чертой новейшего поколения приходится признать неопытность и дремучесть.

Представим себе типичную новообразованную в 2013 году епархию. Центром ее является 90-тысячный моногород N, бывший благочинный которого в конечном итоге стал епископом. В городе N, зачищенном советской властью от дурмана, до сих пор по сути только один храм — «кафедральный собор», что позволяет концентрировать финансовые потоки в руках нового архиерея. После приезда долгожданного владыки были рукоположены все электрики и слесаря, подвизавшиеся алтарниками и годами вожделевшие священства в удалении от республиканского митрополита. На освободившиеся места в алтарь была рекрутирована чуть ли не вся мужская часть прихода, умеющая читать. Одновременно с этим из епархии в митрополию и другую республиканскую епархию почему-то начали бежать опытные священники, которых я хорошо знал. И это при том, что архиерей отличается демократизмом, не употребляет алкоголя и содомией не страдает. В результате кадровый потенциал очень быстро исчерпался и пришлось задействовать кадровые резервы — то есть собирать веселую компанию из незаурядного духовенства, кочующего по бескрайним просторам нашей родины.

Так, благочинным окраинного, а затем и центрального округа стал священник, рукоположенный Анастасием Меткиным, но потом внезапно переметнувшийся к дальневосточным пятидесятникам-харизматам. В рясе и наперсном кресте он активно выступал на их радениях и на коленях просил прощения от лица всех православных за нанесённые обиды. А потом столь же внезапно вернулся обратно в каноническое православие. Впрочем, как говорит псалмопевец, «грех юности моея и неведения моего не помяни».

Буквально на днях к приходу сего батюшки-прозелита был рукоположён иеродиакон, запрещённый в священнослужении другим архиереем за самовольное оставление обители (без указания срока прещения, что конечно нарушает нормативный акт). Обращает на себя внимание и сам факт рукоположения монашествующего к приходскому храму, который противоречит намерению Архиерейского собора РПЦ «вернуться к имевшимся ранее разумным ограничениям в служении монашествующих на приходах».

Вот такая смесь пролетарского и авантюрного духовенства. Возможно, она как нельзя кстати сочетается с основными проектами данной епархии, которые не требуют ни больших интеллектуальных ресурсов, ни гражданской самоотверженности. Её юные волонтёры заняты исключительно тем, что преодолевают травму отделения школы от Церкви, прививая скучающим школьникам духовные скрепы и ЗОЖ, а архиерей заставляет всех священников и пенсионерок кафедрального собора принимать обет трезвости. Только что́ в этом христианского — не очень понятно.

Пламенные младенцы 7 лет спустя
vyatchanin
В Кировской области завершился очередной, 19-й по счёту, Климковский крестный ход к Пламенным младенцам. Впервые я о них написал в 2011 году, в шизофазическом духе В. Н. Топорова, после чего три раза посещал этот крестный ход (2012-2014) и написал о нем диплом на истфаке ГГПИ (2013).

Черновик магистерской диссертации в ЕУ СПб я не довёл до ума по причине хронической депрессии и его не допустили до защиты, поэтому вы (наверное) никогда не узнаете:

— что этот крестный ход конечно же «изобретенная традиция»
— что почитание Пламенных младенцев началось ПОСЛЕ Революции на волне подъема религиозности после освобождения из «синодального плена»
— что большевики уничтожили летопись, в которой была заключена вся локальная память
— почему местными святынями являются разрушенные храмы и как они пассивно сопротивляются святотатцам
— как дробление епархий повлияло на крестный ход и на спрос на локальный символический капитал
— как обнаружить утраченную святыню и что делать, если святой источник назвали неправильно
— что делать, если священник ворует вотивные драгоценности
— как взаимодействуют пасущиеся коровы и сакральные пространства
— что такое «маятниковая мобилизация прихода»
— какие проплаченные силы пытаются сеять раздор среди паломников и при чем тут царебожники

Поскольку всего этого дорогой читатель не узнает, ограничимся сухой статистикой — числом участников крестных ходов по годам по оценкам организаторов:

2000 — до 70 чел. (первый крестный ход, событие районного масштаба)
2007 — 3000 чел. (пик вирусности крестного хода в сетевой прихрамовой среде России)
2008 — 2000 чел.
2018 — 500 чел. (крестный ход из флешмоба превращается в «тусовочку»)

Юбилейное
vyatchanin
Ходил сегодня в епархиальное управление на конференцию в честь 1030-летия крещения Руси. По разнарядке нужно было мобилизовать от каждого прихода по одному мирянину и всех неслужащих в этот день священников, чего синий зал бы конечно не вместил. Контроля посещаемости не было. Программа нигде не выкладывалась и оставалась секретом для участников даже в сам день конференции. Кулеров с водой не было.

Председательствовал Варсонофий, поэтому конференция уложилась в рекордный час, а пленарные доклады по длительности не отличались от приветственных слов представителей губернатора и Закса. Большую часть докладов у выступающих занимали слова «будьте добры следующий слайд, пожалуйста» и «в связи с ограниченностью во времени на этом мы подробно останавливаться сейчас не будем».

Позволил себе злоупотребить временем лишь прот. Сорокин-старший, настоятель Князь-Владимирского собора. Начал доклад за здравие — об отсутствии языка, на котором могли бы общаться Церковь и мiр, и о том, что термин Закон Божий (предписанность и дисциплинарность) хорошо бы заменить на Завет Божий (равенство и ответственность). Оставшуюся большую часть доклада очень нудно показывал картинки из брошюры, изданной собором к юбилею и посвященной грече и прочим чудесам, которыми мы обязаны князю Владимиру. После долгожданного завершения выступления Куксевич разразился тирадой о соблюдении регламента.

Зам. губернатора сообщил, что старцы пророчествовали о золотом веке православной геополитической Руси, наступлению которого «с каждым днем» мы являемся свидетелями.

Доклад прот. Костромина был посвящен пересказу дореволюционных и советских книжек о крещении Руси и вынужденно скомкан. Докладчик все же успел выдвинуть оригинальный тезис, что историческая наука в современной России на самом деле марксистская.

Последней выступала юная педагогическая барышня, считающая миллениалов, которые не мечтают стать космонавтами и не хотят жениться в 18 лет, провалом православного воспитания. Я специально законспектировал некоторые тезисы дальнейшего выступления:

Князь Владимир не хотел видеть свое отечество многоконфессиональным и поликультурным! Это надо доносить до детей! Когда к нему приходят иудеи и он их спрашивает — «где отечество ваше?», а потом, выслушав ответ, говорит — «вы и нам такого же хотите?». Киевскую Русь современные школьники к сожалению уже не воспринимают как свое историческое наследие, это для них чужое, заграница.