РЖД — всё для людей

Ездил в понедельник (!) утром на Ласточке в Новгород. Все места для сидения были заняты еще на Московском вокзале, после Обухово (метро) даже стоять стало тесно. Стояли пенсионеры, инвалиды, маленькие дети. Ехал полтора часа стоя, свободные места появились только после Чудово. Всё благодаря тому, что новгородская Ласточка останавливается во всех крупных населенных пунктах (Колпино, Тосно, Любань), вынуждая на скотское стояние массу пенсионерок с телегами, которые не хотят останавливаться у каждого столба на обычных электричках, чтобы подобрать путейцев. Разумеется, такая ситуация провоцирует конфликты.

— Молодой человек, уступите мне пожалуйста место, у меня ноги больные.

— Женщина, не трогайте его! Он заплатил столько же, сколько и вы!

— Спасибо, меня не надо защищать, я сам справлюсь. Нет, не уступлю!

Первый вагон был для господ, у которых билеты с указанием мест, поэтому быдло туда не пускали даже постоять. Вай-фай не работал. Стоит такое удовольствие 600 рублей. Если бы знал — конечно бы на автобусе поехал.

Вся тварь с нами совоздыхает и сболезнует

Растения, участвующие в богослужении РПЦ (на секунду задумался об онтологичности формулировки и повороте к «вещам», зверям, грибам, берёзкам), можно поделить по критерию институционально-канонического одобрения на три категории:

  1. вербы (и «ваии») на Вербное воскресенье — наивысшая каноничность: Типикон и Триодь постная упоминают освящение ваий и раздачу их братии игуменом.
  2. березы (и «цветы») на Троицу — средняя. Зелень листвы и, впоследствии, облачений — традиционный атрибут русской Троицы, как белизна одежд новокрещёных — признак раннехристианской Пятидесятницы (Whitsun), а розы — римской (Pascha rosata). Типикон о зелени умалчивает, но богослужебные указания РПЦ в сноске упоминают «обычай», согласно которому предстоятель раздаёт цветы священнослужителям в начале всенощного бдения и «установившуюся практику», по которой коленопреклонённые молитвы он читает с цветами в руках. Практика освящения березовых ветвей (а также «целебных трав» и по-видимому даже банных веников) распространена довольно широко, хотя некоторыми священниками, нахватавшимися просвещенческо-бурсацкого снобизма, осуждается как «язычество». «Модернистские» приходы отказываются и от украшения храмов берёзками. Для нас в этом году их вырубили аж 12 — целая будущая берёзовая роща, и экологический аспект этих вырубок тревожит мою совесть с каждым годом всё больше.
Collapse )

Седмижды семь (идея для книги)

«Топила печь, стряпала пироги, ходила на кладбище, сидели после у нас в огороде, меня качали, уронили в говно». О том, как весело прошел Семик в 1981 году у М. П. Сусловой из деревни Камгорт Чердынского района Пермской области, мы знаем благодаря ее невозмутимым и документально-лапидарным дневниковым записям, опубликованным в 2007 году. Упоминаются в них и другие православные праздники — Иванов, Ильин, Прокопьев, Успеньев, Богородицын (21 сентября), Покров день, Казанская, Чудо и Рождество, а также переходящие праздники — Вербное воскресенье, «Суббота страшная», Пасха, Радольница («разговляются родители») и Семик. Их даты совпадают с официальной пасхалией РПЦ, так что М. П. Суслова определённо следила за ними по печатному календарю. Что характерно, Масленицу Мария Петровна не отмечает и даже не упоминает, что свидетельствует в пользу того, что к началу 1980-х она, в форме «Проводов русской зимы», становится преимущественно городским праздником. Но и он, как я заметил по провинциальным газетам того времени, отмечается по вполне канонической пасхалии.

Collapse )

Finis sanctificat media

В связи с последними драматическими событиями в ход пошли вынутые из нафталина антиклерикальные фейки в стиле советских атеистических брошюр.

В XIII-XIV веках в Вятском крае христианство насаждалось огнем и мечом. Об этом рассказывает Грамота 1452 г. митрополита Ионы вятскому духовенству. Священники, по признанию митрополита, перемучили много людей, переморили, в воду пометали, сжигали в избах мужчин, старцев и малых детей. (с)

Как малочисленные безоружные вятские священники всё это вытворяли и почему им никто не сопротивлялся — не уточняется. Между тем, грамот было две — всем вятчанам и духовенству. Здесь перечислены обвинения первой, адресованной Ичкерии вятской вольнице, которая посмела ходить походами на вотчины московского великого князя, где и учинила, по мнению митрополита, все эти зверства. В 1489 году проблема была решена тем, что Росгвардия Ивана III вятскую автономию ликвидировала, а ее лидеров перевешала. Силовое решение проблемы, разумеется, было идеологически подготовлено и оправдано слезоточивыми митрополичьими грамотами.

Духовенству же адресована вторая грамота митрополита Ионы, в которой никаких зверств нет.

Дистилляты путешествуют по Евразии

Великие удмуртские историки Пислегин и Чураков выдвинули совершенно новую этимологию удмуртского слова кумышка «самогон» — от русского кум / кума, имея в виду использование самогона в семейных обрядах и устойчивые удмуртские выражения для уровней качества (видимо, степеней перегонки) самогона — «вино для кумы / для гостя / для соседа».

Collapse )

Нет времени на раскачку

Национальный корпус русского языка свидетельствует, что термин «раскачка» использовался еще в дореволюционную пору, начиная с Достоевского, причём в сугубо негативистском консервативном ключе — как синоним революции, смуты, бунта, мятежа, междоусобицы. Удивительно точно это значение отражает современный лозунг «Не раскачивайте лодку, нашу крысу тошнит!»

Collapse )

Синопсис телеграмм о кесаревом послании Сенату

«По сравнению с прошлогодним посланием, это прямо смена курса! От милитаризации к национал-социализму», — описала содержание послания Тина Канделаки.

Ох и не ценим мы нашего Божественного Августа, нашего Салазара, Пиночета и Чаушеску, нашего воистину «последняго настоящего консерватора планеты». Или, я бы даже сказал эсхатологичнее — консерватора последних времён. Дарущаго нам вместо раскола — скрепы, вместо атомизации — семью, вместо рыбы — удицу, вместо инфантилизма — «социальный контракт», вместо инфляции — кубышку, вместо кейнсианства — монетаризм, вместо пенсий — точечную благотворительность, вместо нефтяных доходов — пышные распилы, вместо лихих времён — стабильность, вместо адской демократии — небесное единоначалие, «вместо равенства результатов — равенство возможностей», въмѣсто врѣменныхъ  — вѣчная.

Collapse )

Церковное

Всё-таки информационное пространство жизненно нуждается в enfant terrible от Церкви. Раньше им был Чаплин, которого считали говорящим «подсознательным» патриарха, теперь вот Ткачёв. Хотя есть и разница. Чаплиным возмущалась секулярная общественность, привыкшая, что Церковь — это такой музей-заповедник русскости (брежневская модель) и ужасавшаяся этой заговорившей валаамовой ослице. Ткачёвым возмущается церковная общественность, и это думаю признак её оздоровления. Так же, как текущий тренд на возмущение чиновниками, которые несут чушь, свидетельствует об оздоровлении нашего общества.

Collapse )

Салазаризм как прообраз путинизма, или Почему корпоративная автократия — не всегда фашизм

Уже не первый век лучшие умы России безуспешно бьются над проблемами «особого пути» (на самом деле, его наличие зависит от оптики — европоцентристской или релятивистской) и «недостойного правления» (когда развитому европейскому по всем параметрам обществу почему-то соответствует совершенно архаичное коррупционное государство). В последнее время стали слышны пропагандонские призывы посмотреть на те же яйца с другой стороны — «особые» не мы, а они. Левиафан мол ужасен везде, посмотрите тот же «Карточный домик», просто мы честнее и не скрываем этого.

Collapse )

«Околесица» Гусейнова или Почему важно заглядывать в СРНГ, когда придумываешь этимологии

Случай первый

Блестящий питерский нумизмат из Эрмитажа, Слава Кулешов — в каком-то смысле ученик Дм. Мачинского, так что заимствовал от него круг интересов, мистический склад ума, широту обобщений и эффектность сопоставлений. Одна из их общих тем — скандинавское присутствие на Руси, которое, как известно, совершенно не прослеживается топонимически — к злорадству антинорманистов и сторонников того, что русские скандинавы — это просто такой летописный «дискурс». Каков был восторг Кулешова, когда он неожиданно обнаружил ручей с названием совершенно скандинавского облика — Ферслевик! Да не где-нибудь, а в ареале былого проживания колбягов, в юго-восточном Приладожье. Значит, там по-видимому были владения некоего Ферслева! Между тем, первая фиксация гидронима — Хверстливица (1495) — не оставляет сомнений, что происходит он от русского северо-западного слова гверста «дресва», гверстливый «рассыпающийся [камень]». Чтобы обнаружить эти слова, достаточно было заглянуть в Словарь русских народных говоров. Тем более, что именование водных объектов по характеру дна — чрезвычайно популярная номинативная модель. В ответ на моё письмо автор колбяжской этимологии уже признал, что поспешил с ней, так что скандинавы снова остались без топонимических следов, а тут и говорить не о чем, в отличие от следующего случая.

Случай второй

Collapse )